Наши – не бывшие. Егор Яковлев: В детстве с другом подражали братьям Корешковым

Защитник сборной России Егор Яковлев родился и вырос в Магнитогорске. Так получилось, что он никогда не играл за «Металлург». При этом, уже сейчас его смело можно считать одним из самых успешных игроков в истории магнитогорского хоккея.

В феврале этого года в Корее Яковлев выиграл золотую олимпийскую медаль, став вторым олимпийским чемпионом (и первым по зимним видам спорта) в истории Магнитки. В конце мая Егор прилетел в Магнитогорск, где провел мастер-класс среди юных хоккеистов и принял участие в турнире памяти Юрия Шпигало. За несколько дней до этого экс-защитник СКА подписал контракт с «Нью-Джерси Дэвилз».    

–         Егор, когда приняли решение об отъезде за океан?

–         Эта мысль у меня уже давно была. Еще до контракта со СКА у меня были варианты уехать туда, но я решил на три года остаться еще в России, играть в КХЛ. А после этого поехать в Америку.

–         В итоге это решение далось непросто, долго ли обдумывалось? Все-таки три года многое могли изменить.

–         Я бы не сказал, что долго обдумывалось. Долго обсуждались детали. В принципе, размышлений не было. Нашелся один клуб, который действительно серьезно был заинтересован. Я его выбрал. И если есть такая возможность, то нужно ехать, пробовать. Потому что играть в НХЛ – мечта любого профессионального игрока.

–         Наверняка вам поступали заманчивые предложения продолжить карьеру в России?

–         Мои права будут принадлежать СКА в течение следующего сезона. Не буду скрывать, СКА мне предлагал долгосрочный контракт на следующие годы. Но я решил все-таки поехать в Америку.

–         Руководство «Металлурга» выходило к вам с конкретным предложением?

–         Мой агент постоянно с ними на связи, общается. Разговоры о переходе в Магнитогорск есть.

–         А вообще, была возможность болельщику магнитогорской команды увидеть вас в «Металлурге» за то время, что вы играете на профессиональном уровне?

–         Да, была. Когда я играл в Ярославле, у меня закончился контракт, и мы уже практически договорились с «Металлургом» об условиях перехода, о контракте. Но можно так сказать, что чуть-чуть не повезло. И я поехал в СКА.

–         Вы же не драфтованный игрок. Как получилось, что именно «Дэвилз» обратили на вас внимание? Были какие-то другие варианты?

–         Были, но сейчас нет смысла о них говорить. Руководство «Нью-Джерси» проявило наибольшую заинтересованность во мне. Представители клуба прилетали в Питер, мы разговаривали по этому поводу. Показали свои серьезные намерения. Поэтому я выбрал этот клуб.

–         В 2008-м году в Казань вас взял с собой ваш детский тренер Александр Шахворостов?

–         Я не подошел здесь во вторую команду, и обратился за помощью к нему. Он договорился, меня взяли на просмотровый контракт в команду МХЛ. Получилось закрепиться, вот и так дальше пошло.            

–         Тогда большого риска покидать Магнитку не было вовсе?

–         Нет. Я просто хотел играть в хоккей, и мне было без разницы, где играть. Тогда и по чемпионату области здесь играл. Главное было – играть. Позвонил Александру Викторовичу: «Помогите». И вот, он мне нашел такой вариант.

–         В «Ак Барсе» шанса не дали проявить себя? У вас лишь один матч в КХЛ за Казань.

–         Я бы так не сказал, что не дали шанса. На тот момент «Ак Барс» был чемпионской командой. Они выиграли подряд два Кубка Гагарина. Тяжело было пробиться в состав. Но все равно в Казани я приобрел большой опыт, большую практику. Я потренировался у такого тренера как Зинэтула Билялетдинов. Очень интересно было, на пользу пошло. В 2011 году сыграл за «Ак Барс» на турнире Ромазана. Провел все три матча в паре с Вадимом Хомицким. Да, официально всего одна игра в КХЛ, но все равно опыт в Казани я получил колоссальный.

–         После трагедии 7-го сентября вы оказались в «Локомотиве»…

–         Классное врем было. Молодая команда, все хотели доказать. Мне было приятно играть за этот клуб. Потому что в Ярославле очень любят хоккей. И тем более ту команду очень любили. Когда я приехал в Ярославль,  то начинал играть в МХЛ. Позднее к нам присоединился Даниил Апальков. Нам помогал Илья Петрович Воробьев. Потом был переход в Высшую лигу, а в следующем сезоне мы играли в КХЛ.

–         Из «Локомотива» вы попали в сборную России на чемпионат мира и с ходу выиграли золотую медаль. 2014-й для вас оказался знаковым…   

–         Хороший сезон был. Тогда мы далеко зашли с командой, которой руководил Дэйв Кинг. Это замечательный тренер, специалист. Тоже очень повезло мне в том плане, что я с ним поработал.  Он очень обрадовался, улыбнулся прям, когда узнал, что я из Магнитогорска. Ему здесь нравилось работать. Хороший сезон был – далеко с «Локомотивом» прошли в плей-офф. Взяли в сборную. Классный чемпионат мира был в Минске, сама атмосфера. Было очень круто.

–         Для вас самого было, наверное, волнительно, потому что не играли ни на юниорском, ни на молодежном ЧМ. И вдруг сразу взрослый ЧМ.

–         Ну, все равно я играл на евротурах, куда меня вызывал Зинэтула Хайдарович. Опыт международного уровня был, но не таких игр, как на ЧМ.

–         Позапрошлый сезон в СКА был пока что самым удачным в клубной карьере. Установили личный рекорд по набранным очкам, выиграл Кубок Гагарина. В этом сезоне из-за травмы сыграли меньше матчей...

–         Конечно, травма сыграла большую роль в прошлом году. Сами знаете, какой сжатый сезон был. И я травму получил в тот момент, когда полтора месяца играли, грубо говоря, через день. Я большую часть игр пропустил из-за этого. Не совсем простая травма была, поэтому так много игр пропустил. А так, считаю, неплохой сезон был по качеству игры. В принципе, мне понравился этот сезон. Все равно можно занести его в копилку. Да, набрал меньше очков, но и я меньше играл в большинстве. Потому что та же травма, и мою позицию в большинстве заняли другие ребята. А позапрошлый сезон я на постоянной основе выходил в большинстве с Дацюком и Ковальчуком. С этими парнями намного проще набирать очки.      

–         Кубок Гагарина подняли над головой в Магнитогорске, выступая не за «Металлург». Отличный сюжет для фильма. Какие ощущения, впечатления остались от того пятого матча, от той финальной серии в целом?

–         Очень волнительно было, конечно же. Особенно играть дома.  Конечно, это круто, что дома при своих друзьях, родственниках поднять Кубок Гагарина. В моем случае лучше не придумаешь. Был очень классный, трогательный момент.

–         Что вы сделали с Кубком Гагарина?

–         Я возил его в Крым. Там похоронен мой отец. Был большим фанатом хоккея, до последнего. Он меня и отдал в хоккей, очень любил этот вид спорта. Следил постоянно за моей карьерой. В Крыму живет моя тетя, бабушка. Поэтому я решил Кубок Гагарина отвезти туда – в поселок Новый Свет. Везти Кубок Гагарина сюда, в Магнитогорск не было смысла. Во-первых, в Магнитогорске Кубком Гагарина уже никого не удивишь. Во-вторых, он был завоеван в борьбе с «Металлургом». Поэтому все друзья, родственники, кто хотел разделить со мной радость этой победы, моего успеха, они приехали ко мне туда, в Крым.

–         Хотелось бы спросить про Олимпиаду. Как вы жили в Корее? Чем питались? На какие соревнования удалось сходить? 

–         Олимпиада восхищала. Каждый день получал удовольствие от того, что я там находился. Кайф! Это реально кайф. Такое событие на всю жизнь запоминается. Кормили, в принципе, нормально. Все в одной столовой кушали. Нормально: не супер, но и неплохо. Хорошая еда была. Ездили на биатлон – посмотрели мужскую гонку преследования. Видели, как выиграл Фуркад благодаря фотофинишу. Думал, вживую биатлон не так интересен, как по телевизору. Оказалось, что очень даже интересен. Все так хорошо было устроено и сделано для болельщиков. Получили удовольствие: развеялись, посмотрели, как все это происходит.  

–         Помимо золотой олимпийской медали, что привезли друзья и родственникам?

–         Обычно с таких мероприятий привожу кепки, шапки, бейсболки. Так было и на этот раз.

–         В финале против немцев вы отыграли 17 смен. Какая из них запомнилась на всю жизнь?

–         Наверное, когда вот этот гол пропустили. Вторая шайба от немцев в исполнении Кахуна. Они сравняли счет. Эта смена запомнилась. Когда выходили на лед, договаривались сыграть надежно, но пропустили. Это если по моей смене. А так, конечно же, невероятнейший гол Никиты Гусева… Слава Богу, что все так закончилось. Теперь эта игра – память на всю жизнь.

–         Что было в вашей голове после того, как немцы забили третью, вышли вперед, а затем еще и Калинин получил две минуты?

–         Если честно, мне не верилось, что мы проиграем. Никто не опустил руки. Все бились. Не верилось, что мы проиграем.

–         Потом Андрей Зайцев вам прислал смс-ку о том, что вы второй олимпийский чемпион в истории Магнитогорска. Знали о том, что только Игорь Кравцов до вас выигрывал золотую олимпийскую медаль?

–         Игоря Кравцова знаю. Я еще здесь жил, когда он стал олимпийским чемпионом. Но то, что я второй вслед за ним – не знал. Не зацикливал на этом внимание.

–         То есть, вы видели, как Игорь выиграл золотую медаль в Афинах в 2004 году?

–         Точно не помню. Но мне больше запомнилось, как его чествовали потом в городе. Об этом постоянно говорили, писали, снимали сюжеты на ТВ.

–         Как вы к статистике относитесь? Пристально за ней следите? Обязательно просматриваете послематчевый протокол?

–         Нам присылают в группу, персонально. Но она не всегда показательна. Бывают такие матчи, когда вроде ты играешь неплохо, а статистика отвратительная. Или наоборот: играешь отвратительно, а где-то вовремя сменился или вышел на лед и получил «плюс». Так что, с одной стороны непосредственно от нее отталкиваться – не стоит, но и игнорировать её тоже, считаю, неправильно.

–         В Магнитогорске вы провели мастер-класс. Какие мастер-классы помните из вашего детства?

–         С нами частенько на лед выходил Андрей Павлович Соколов. Катался с нами. Классный защитник. Когда он еще здесь играл, частенько с нами на лед выходил. Для нас это, конечно, было большим плюсом, что такой мастер как Соколов катается с нами и проводит тренировки.

–         В КХЛ есть еще один Егор Яковлев. Знакомы ли вы с ним?

–         Ну, да. На этой почве и знакомы.

–         Селфи делали?

–         Нет, не фотографировались. Так, при встрече здоровались, когда играли друг против друга.     

–         За кого будете болеть в финале Лиги чемпионов по футболу?

–         «Реал», честно, очень нравится мне. Это классная команда с классными мастерами. В принципе, я не футбольный болельщик, но матчи такого уровня с мастерами высочайшего класса я обязательно смотрю. Если выпадаем возможность – вживую. В прошлом году ездил на Эль-классику. Думаю, классный футбол будет, стоит посмотреть. Болеть буду именно за красивый футбол.

–         Планируете посетить какой-нибудь из матчей ЧМ по футболу?

–         Если честно, планирую уехать из страны на это время, потому что как показывает практика, это будет «ужас», связанный с «пробками» и со всем остальным. Так что билетов на футбол еще не купил, но в прошлом году посетил игры Кубка Конфедерации в Питере. Был на финале и на двух матчах с участием сборной России.

–         У Ярослава Хабарова кумиром в детстве был Олег Твердовский. А у вас был кумир?

–         У меня тоже были кумиры, но не такого масштаба. Когда я был молодой, нравилась игра Кирилла Кольцова, Евгения Медведева в их лучшие годы. Тогда я был очень молод, а они были на пике карьеры. И мне нравится такой стиль игры, который они проповедовали.

–         Под №44 в «Металлурге»  играл Валерий Карпов. Что означает ваш 44-й номер?

–         У меня изначально был 4-й номер. Я был Игорь Земляной (улыбается). Честно, у меня был 17-й номер в детстве. Я был нападающий. А у друга Михаила Лемясева в команде был 19-й номер. Мы подражали братьям Корешковым. А потом я не поехал куда-то, номер мой заняли, и вот осталась четверка. Подумал: «Ну, ладно. Буду Игорем Земляным». Так с четверкой и пошел. В Ярославле нельзя было под 4-м играть. Этот номер носил покойный Карел Рахунек. И я, недолго думая, взял 44-й номер.

–         В нападение тренер поставил?

–         Да. Я играл и в обороне, и в атаке. Но потом все-таки в обороне больше стал играть.     

–         Когда вы полюбили хоккей? И сделали это сами или все-таки родители какое-то упорство проявили?

–         Нет, полюбил хоккей сразу. Магнитогорск – такой город, в котором везде играют в хоккей. Мы с утра шли тренироваться. Потом – в школу. Если не было второй тренировки, отправлялись на каток. Сами собирались, играли. Получали удовольствие. Классное время было!

–         Хорошо помните первое чемпионство «Металлурга»?         

–         Я помню все чемпионства. Болел всегда за «Металлург», дома карточки сохранились с росписями игроков. Я показывал Дмитрию Юшкевичу. Он когда здесь играл, я у него взял автограф. И эта карточка с автографом сохранилась. Рос как обычный магнитогорский ребенок. Постоянно ходил, клюшки у игроков просил. На ступеньках хоккей смотрел.

–         Вашим первым тренером был Евгений Разумняк.

–         Да. Но тогда я тренировался с ребятами на год старше под руководством Мищенко. И когда ребят моего года набрали, к ним автоматом перешел. С Евгением Анатольевичем первые знаковые турниры выиграли. Например, турнир «Сладкоежка» в Тюмени. Классная команда была. Потом выросли, выиграли первенство России. 1991-й – классный год был. Но не у всех все получилось, как бы все этого хотели. Потому что реально думали, что наш год будет очень серьезный.

–         Любимый игрок из «Металлурга» был?

–         Да много было таких. У «Металлурга» была такая команда, что, кого ни возьми, - звезда. Разин, Гольц, Соколов, Трощинский, Королев. Иностранцы какие классные играли. Тот же Любомир Вайц, Ярослав Кудрна. Приятно на них было смотреть, и на то, какой хоккей они показывали. От того хоккея они реально получали удовольствие. Приятно было смотреть, когда выигрывали Евролигу.

–         Недавно видел видео с вами, где на досуге читаете книги. Это любимое ваше занятие?

–         Нет. Чтение - это вообще не мой конек. Читаю только для того, чтобы отвлечься перед играми. Кирилл Лебедев мне посоветовал прочитать книгу «Рафа» про знаменитого теннисиста Рафаэля Надаля. Интересно почитать.

–         «Конек» в плане хобби какой?

–         Вот видите, на дворе лето, а мы с вами во дворце. Опять хоккей, весь отдых связан с хоккеем. Так, больше времени стараюсь с семьей провести. Своего ребенка Федора не так много вижу.

–         Охота, рыбалка?

–         Охота – нет. Люблю просто где-то пострелять. Например, в тирах из серьезного оружия. Охотиться на животных - это не совсем мое. Рыбалка – так. Больше нравится процесс, посидеть с друзьями за столом.

–         Из «Нью-Джерси» кого-нибудь знаете? Уилл Батчер, Сами Ватанен?

–         Да, я смотрел последние игры. Команда здорово добавила. Ватанена я очень давно видел. Когда в Казани играл, у нас были товарищеские матчи в Финляндии. Ватанен играл за «Ювяскюля», где очень сильно выделялся. Тогда видно было, что классный защитник.

–         Павел Дацюк – недавний обладатель приза «Сириус». Единственный на сегодняшний день хоккеист, выигрывавший чемпионат мира, Олимпиаду, Кубок Стэнли и Кубок Гагарина. У вас пока нет только Кубка Стэнли. Тяжело будет?

–         Легко ничего не бывает. Илья Ковальчук тоже этого хочет, собирается ехать в НХЛ. Будем работать, стараться. А там, дай Бог, нас это вознаградит.            

Интервью вел Артур ИВАННИКОВ.   
ФОТО: www.gettyimages.com, ТАСС  
Ice, 05.06.2018 13:34
     0   комментариев