Особое мнение. Сергей Чванов: Мозякин - одна из кайфовых личностей хоккейного мира

Известный комический актер Сергей Чванов (Матрена Ивановна из дуэта «Новые русские бабки») в этот понедельник вместе с Игорем Касиловым побывал на матче магнитогорского «Металлурга», который разгромил «Динамо» со счетом 5:0.

После второго периода мы встретились с Сергеем и поговорили о спорте и актерском мастерстве, выбрав для этого самое спокойное во время игры место – уборную одной из лож «Арены «Металлург».    

–        Сергей, ваш коллега по дуэту Игорь Касилов рассказывал, что он серьезно занимался настольным теннисом, а даже выбил зуб Александру Радулову шариком во время игры. А каким видом спорта увлекались вы в детстве?

–        Скажу прям точно: где-то года два баскетболом, и где-то года полтора классической борьбой. Прям так ходил в секцию.

–         То есть, всё так серьезно могло быть?

–        Нет, наверное. Я такой не спортивный был чувак, но я не был дефективным, но был средним, поэтому мне было не так уж интересно.

–        А хоккей вы любите смотреть как болельщик, или просто смотрите его за компанию?

–        Процентов шестьдесят за компанию, процентов сорок – люблю. Специально часто не хожу, билеты не покупаю, в очередях не стою. Но с удовольствием могу сходить за компанию, и мы с Игорем ходим на хоккей только в Магнитогорске, потому что здесь Андрей Зайцев нас приглашает. А в Москве специально не ходим. Когда жили в Тольятти, ходили на «Ладу» конечно же. Долго жили и ходили на «Ладу» в те года постоянно, в знаменитый дворец спорта «Волгарь».

–        Вам повезло, в те годы «Лада» была очень сильной командой. Общались, дружили с кем-нибудь из того состава тольяттинцев?

–        Нет, мы не дружили, но встречались очень часто и друг друга знали. Практически всех. Но мы с ними напрямую не контактировали, а знакомились посредством общих компаний, в которых бывали. Обычный человеческий контакт.

–        Друзья или хорошие товарищи из мира спорта у вас есть?

–        Наверное, Сережа Гомоляко. Павел Буре, но с ним мы несколько раз виделись в компаниях, разговаривали, импонировали друг другу. А так, нет. Таких близких нет.

–        Вице-президент «Металлурга» Геннадий Величкин говорил, что завидует артистам, потому что они играют, и никогда не проигрывают в отличие от хоккеистов. Неужели артисты никогда не проигрывают, когда играют на сцене?

–        Тут такая вещь, что артист проигрывает иногда, но он никогда не допустит того, чтобы зритель заметил этот проигрыш. Он проиграть только может для себя. Иногда для зрителя тоже бывает проигрыш, но это уже не профессионализм, но это неправильно, когда для зрителя артист проиграл. Значит, артист он такой… картофельный. А в спорте, в частности, в хоккее, обязательно кто-то проигрывает. Сравнение артистов с хоккеистами красивое, но неточное.

–        Мозякин – феномен для российского хоккея?

–        Не компетентен в этом вопросе, я просто недостаточно знаю хоккей, чтобы судить так. Но когда сегодня я увидел четвертый гол ювелирным броском в левую «девятку», вот такие моменты делают игрока легендой. И мы сегодня были свидетелями такого момента. Это просто неописуемый кайф. Мозякин - одна из кайфовых фигур, личностей хоккейного мира.

–        Все юмористы больше шутят про футбол, чем про хоккей. Вы верите, что сборная России в 2018 году станет чемпионом мира?

–        (После паузы). У меня не хватает остроумия, чтобы пошутить деликатно. Я не знаю, как сказать. Я злой на футбол, просто злой по-мужицки. Причем, я не могу при этом винить конкретных людей. К примеру, Березуцкий он – плохой, поэтому все не получилось. Я же обычный созерцатель, и вот они результаты. Собственно, и всё. Ни на что не надеюсь, просто надеюсь, что получу удовольствие. И от российской команды хоть какое-то получу тоже. Ну, а что? Мы же все тутошние. Мы не можем не хотеть в любом случае. Как бы ни было обидно, всё равно хотим, как ни крути. Когда 3:1 было с Голландией, когда мы по Москве катались на машине, вылезая на крышу…

–        Праздновали?

–        Ну, да. В этом адском месиве морального оргазма, когда вся Москва, и все кругом братья. Это очень торкает. Для меня это был один из самых сильных эмоциональных моментов в жизни даже, я бы сказал. Когда там Красная площадь, Маховая улица, Кремлевская набережная, это месиво из материального людского оргазма – единения. Да, да, такой прям момент был. Мы с Игорем в компании, я был трезвый, за рулем, но все равно для меня это был кайф!      

–        Вы как отдыхаете от своих концертов, корпоративов? Можете пойти в зал, потренироваться?

–        Я не могу,  потому что я просто этого не делаю по жизни. Я не тренирую себя. Иногда плаваю, когда мне говорят, что «пора поплавать чувак». Я хожу в бассейн плаваю. Потом вроде все нормально. Концертов хватает. Мы не застойные, у нас все нормально. Потому что два часа на сцене нашей степени мобилизации для конкретного продукта, который мы предоставляем для зрителя, он предусматривает некое физическое напряжение, которое может быть приравнено к занятию спортом общеукрепляющим.

–        Наверное, команду, которая проигрывает со счетом 0:4 после двух периодов, в перерыве даже юмор не поможет взбодрить?

–        Да им и не надо. Это же профессиональные вещи. Для них это будет смешно, если они увидят, что некий артист пришел взбодрить их шуткой, когда они проигрывают. Это глупость, ничего бы я им не сказал, я бы просто поздоровался. Это же спорт, здесь не обманешь зрителя. Проиграл, так проиграл.

–        А на концерте можно обмануть зрителя?

–        Конечно, можно. Это просто неприлично для самого себя. Это не так сложно сделать при определенных обстоятельствах.

–        Но ваш дуэт никогда не обманывает зрителя?

–        Что называть обманом? Обман начинается, как только мы вступаем на сцену и заканчивается, как мы с нее уходим. Это тоже обман. Но это обман договорной. Зритель понимает, что это обман и кайфует от того, как мы умеем обманывать. Вот в этом контексте. А то, о чем мы с вами говорим про обман, это бывает, но это настолько специфичные внутренние вещи, что они не влияют, ни на зрителя, ни на артиста. Издержки технологии, внутренняя жизнь. Например, забыл текст. Косяк. Но если ты придумаешь способ, чтобы зритель этого не заметил, то можно считать, что ты не забыл текст.

–        Что Эрнст сказал после того, как вы его спародировали на КВНе (видео)?

–        Ничего не сказал, потому что это просто работа. Удачный телевизионный момент, не более того. Не настолько все серьезно, чтобы директор канала подошел потом к выступающему артисту.

–        Ту фразу репетировали долго?

–        Нет, недолго. Это было не так все сложно.                             

Интервью вел Артур ИВАННИКОВ. 

Фото: www.radiomayak.ru

Ice, 22.11.2016 21:09
     0   комментариев