Взгляд болельщика. Алексей Якушев: Приходите на хоккей с детьми!

Во всем мире принято брать интервью у спортсменов и тренеров. На болельщиков мало кто обращает внимание.

Мы решили исправить эту несправедливость серией публикаций о болельщиках магнитогорского «Металлурга». Кто они – болельщики «Металлурга», чем занимаются по жизни, почему полюбили хоккей…   Первое интервью мы взяли у яркого представителя этой когорты людей - Алексея Якушева.

–        Алексей, начнем с самого начала. Как вы стали увлекаться хоккеем?

–        Хоккей для меня начался с родителей. Отец взял меня на «Малютку» в «лохматом» 82-м году. С тех пор всё и пошло. Сначала мы ходили с ним на хоккей, когда была возможность. А потом все чаще и чаще. После службы в армии я уже ходил на хоккей в ледовый дворец имени Ромазана. Там я наблюдал за хоккейными баталиями с большой компанией. Кстати, я до сих пор общаюсь с этой компанией.

–        Все-таки ходить на «Малютку» в те годы – уникальная ситуация. Как происходило боление за любимую команду в мороз? Проще говоря, как спасались от холода?

Понятно, что для детей брали термос с чаем. Для взрослых это был не чай, а что-то покрепче. Мы надевали  шерстяные носки, валенки, фуфайку и кроличью шапку. Иногда, даже ватные штаны приходилось натягивать на себя. А на стадионе мы не стояли, а прыгали и бегали, чтобы согреться. Забирались на сугробы, которые, если помните, были выше бортов,  и оттуда смотрели хоккей. Ещё около «Малютки» общежитие было. Во время матча у всех окна открыты, народ стоял толпами у окон и смотрел.

–        Сейчас те места из окон общаги назвали бы ВИП-ложами. Неужели было интересно?

–        Это было очень интересно. В то время мне было 10-12 лет. С пацанами бегали вокруг «Малютки», смотрели хоккей с разных мест. Первый период с одной точки обзора, второй – с другой, чтоб не замерзнуть.

–        Вот, кстати, про друзей. В период игры «Металлурга» на «Малютке» много ли ваших друзей ходили на хоккей вместе с вами? Подозреваю, что не так много.

–        На самом деле их очень мало. Из тех ребят никого сейчас и не вспомню, потому что не было таких, кто бы постоянно болел за команду. 

–        В классе, наверное, вы были одним-единственным болельщиком «Металлурга» тех лет.

–        В классе – однозначно (смеется).

–        То есть не с кем было на переменах поговорить о «Металлурге», о вчерашней игре на «Малютке»?

–        По идее да. Если во дворе еще можно было с кем-то пообщаться, то в классе – нет.

–        Много ли матчей посещали за сезон?

–        Около пятнадцати за сезон! Мой отец работал в «Горэлектросети» на подъемнике и неоднократно вкручивал лампы в прожекторы на «Малютке». Поэтому он был в курсе всех интересных матчей, и постоянно звал меня.

–        Тогда был футбол распространен. Он был популярнее хоккея. Футболом интересовались?

–        На футбол тоже ходил, но это было летом, и почему-то ходил меньше. Наверное, потому что я сам играл в футбол. Я играть любил больше, чем смотреть. А в хоккее наоборот. Я им вообще не занимался, как игрок я большой «чайник». Но при всём при этом сейчас со своими детьми я гоняю шайбу. Помню, футбол стал нравиться тогда, когда на матчах разыгрывались призы: автомобиль, бытовая техника. Тогда чуть ли не на каждую игру ходили.

–        В хоккей даже во дворе не играли?

–        Нет, почему. Хоккей в валенках во дворе играли с утра до вечера. Коньки были, но непрофессиональные, в которых нога гуляла вправо-влево, а на профессиональные тогда денег не было, они дорого стоили. На этих шатающихся коньках, но в основном в валенках, мы бегали с клюшками по расчищенному двору. А клюшки делали из старых елок.

–        Это как?

–        Брали елки, которые люди выкидывали после нового года, ломали ветки, загибали конец и обвязывали нитью. А вместо шайбы играли мячиком.

–        Это какие годы были?

–        Начало и середина 80-х. Мы играли в хоккей во дворе возле 45-й школы и на большом поле рядом с 9-этажками. Мы расчищали поле от снега, заливали водой и играли в хоккей. Освещения никакого не было. И вечером, когда темнело, так и играли в темноте. Потом наша семья переехала в новые кварталы, где 32-я школа. Там мы также чистили площадку, заливали ее и играли все каникулы.

–        Выяснили, что в хоккей вы играли в валенках, очень любили ходить на «Малютку» и болеть за «Металлург». В итоге в какую профессию привела любовь к этому виду спорта?

–        В итоге… Вот ещё о чем не рассказал. Тогда же чемпионаты мира все по телевизору смотрели. Они проходили, как правило, когда в Магнитогорске была ночь. Родители в соседней комнате спят – им с утра на работу, а я сидел и смотрел.  Я даже вел какие-то записи в тетрадях. Помню, что у меня была разлинованная тетрадка, в которой я записывал год, когда играли, счета, кто забил, когда и кому. И всё это было надо для чего-то. Это сейчас 21-й век. Зашел в Интернет и посмотрел, что надо. А раньше такого потока информации не было.

–        И как-то с появлением Интернета меньше в памяти цифр откладываться стало, сразу не вспомнишь результатов прошедшего тура. Необходимости такой нет, как раньше.

–        Наверное, так и есть (смеется).

–        Кем в итоге стали по специальности?

–        Вообще, я строитель. У меня есть своя организация, которая занимается ремонтно-строительными работами. После армии я стал туристом, полюбил горы и высоту, и дети у меня скалолазы. Поэтому основными направлениями по строительству я выбрал кровлю и  высотные работы. А по специальности я электрик-высоковольтник. Сначала я работал в «Горэлектросети», а чуть позже организовал свою строительную компанию «СтройГарант». Сейчас компания занимается малоэтажным строительством для частного сектора. Таким образом, любовь к спорту затянула на высоту, а потом и на стройку (улыбается).

–        При этом интерес к «Металлургу» не угас после службы в армии. Как это все возможно было совмещать - быть болельщиком и заниматься работой? Ведь это на самом деле непросто.

–        Согласен. Допустим, когда работал в «Горэлектросети», у меня был железнодорожный график. А когда начал работать на себя, всё стало намного проще. Я уже знал график на сезон, заранее намечал поездки, и все свои дела планировал таким образом, чтобы в нужное для меня время собрать чемодан и поехать. Порой бывало, что не успевал даже чемодан собрать.

–        Когда вы ходили с отцом на «Малютку», ничто не предвещало того, каким будет будущее у «Металлурга». Не казалось ли вам, что тот интерес – временное явление. Вы, наверняка, не думали о том, что будете также ходить на хоккей, будучи уже взрослым человеком.

–        Тогда, да. Об этом как-то и не думал. Я ходил, чтобы получать удовольствие. Это был азарт. Элементарно время провести не где-то в подворотне, а именно на «Малютке». Хоккей всегда был вечером, сверху яркие фонари горят и освещают, как взрослые дядьки с палками бегают за шайбой. И никаких мыслей насчет того, что я потом буду куда-то ездить болеть, не было. И что наш «Металлург» станет великим клубом, тоже у меня не возникало.

–        А если бы команда вообще бы никогда не играла на столь высоком уровне, вы продолжали бы ходить на хоккей в 90-е, 00-е и сейчас?

–        Думаю, да. Чем заниматься в свободное время, если тебе этот вид спорта нравится? В выходные я собираю рюкзак и уезжаю в лес. А среди недели что делать? Теперь, когда хоккей на выходные выпадает, начинаешь выбирать: либо раньше в воскресенье вернуться, либо в субботу никуда не уезжать. А среди недели все просто: пришел на «Арену «Металлург», поболел, встретился с друзьями и получил удовольствие.

–        Помните свой первый выезд?

–        Это было давно, примерно в 2003-м году. Город точно не помню. Возможно, Тольятти. Раньше среди сезона я делал точечные выезды – два раза в год и все. Зато в плей-офф же я старался все города «отбивать».

Много выездов я устраивал сам с коллективом «СтройГаранта». Нам очень помогал спортотдел клуба в организации поездок. Когда я образовал строительную компанию, одной из моих работ было устройство кровли на здании дворца им. Ромазана. С тех пор с ХК «Металлург» завязалась тесная дружба. Я дружу с Андреем Петровичем Корякиным, с Владимиром Владимировичем Алеко были в очень хороших отношениях. Тогда же я познакомился с Еленой Кимайкиной и Еленой Степановой. В то время была проблема майки достать. Я подходил в спортотдел, и мне выдавали 10-15 маек «Металлурга». Я заказывал микроавтобус, – и поехали. Так мы покорили Казань, Нижнекамск, Уфу и Челябинск. Когда появился «Барыс», съездили в Астану.

–        В каком хоккейном городе вы еще не были?

–        Во Владивостоке не был и в Пекине. В остальных городах я был.

–        Где понравилось больше всего?

Каждый город хорош по-своему, но больше всего мне понравилось в Братиславе. Такая шикарная атмосфера! Там перед матчем очень много конкурсов и заданий для детей. В Риге тоже самое: конкурсы, соревнования. В Минске квест был: тебе дают карточку с заданием, например, найти какой-то предмет на стадионе, ты находишь, отмечаешь на карточке и после второго периода сдаешь её. По окончанию игры объявляют победителя и награждают призом. Из российских городов отмечу Новосибирск, где болельщики очень активные, а также Уфу, где болеют громко и организованно. Ну, и Питер. За последнее время болельщики команды СКА очень выросли в этом компоненте. Когда мы туда впервые съездили, никакой особой поддержки со стороны фанатов не было. А сейчас как всё грамотно организовано! На игру фанаты всегда приходят в одежде одинакового цвета. Во время матча поют песни, кричат речёвки, машут шарфами, флагами. Одним словом – молодцы!

–        А был такой выезд, когда вы после него сказали: «Ну, всё, хватит, я больше никуда поеду!».

–        Нет, я еще такого возраста не достиг (смеется). Мы в марте с Мишей Осанкиным возвращались из Астаны. Туда мы улетели на самолете. Обратно нормального рейса по времени не было, и Михаил предложил поехать с фанатами. Позвонил Алексею Калабухову с просьбой взять нас в автобус. Нас взяли. После этой поездки Михаил признался, что несколько лет не ездил на автобусе и больше никогда не поедет, пешком легче дойти (смеется). Очень тяжело далась нам эта поездка, но желания и дальше поддерживать свою команду в других городах и странах не отбила. В этом я беру пример с деда Васи и его супруги, Галины Васильевны. Им надо памятник при жизни поставить. Они готовы ехать в любой город и страну, чтобы поддержать «Металлург»!

–        В чем разница между болельщиками конца 90-х годов и новым поколением?

–        Мне кажется, что сейчас среди молодых болельщиков есть такие, которые могут отправиться в поездку только для того, чтобы повеселиться, но никак не поболеть. Раньше это было немного по-другому. Но болельщики растут, и те, кто раньше были очень молодыми и горячими, теперь стали более адекватными.

–        Многие люди любят сравнивать атмосферу во дворце Ромазана и в «Арене «Металлург». Мне кажется, это невозможно сопоставить.

–        Понимаете, во дворец Ромазана ходили те, кто действительно любил хоккей и хотел поддержать команду. А сейчас в «Арену «Металлург», в связи с ее большей наполняемостью, могут прийти люди, которые до этого ни разу не были на хоккее. Им вдруг стало интересно, и они решили сходить. В прошлом сезоне случай был. Перед нами села женщина, с боку ещё одна. Мы достали флаги и начали ими махать. Женщина, сидящая впереди, спрашивает: «А что, вы всю игру будете ими махать?», «А что, вы и кричать еще будете?» - «Да! Мы же не в библиотеке». В итоге она досидела до окончания первого периода, и больше ее никто не видел, как и женщину, которая сидела сбоку. И такие случаи происходят каждый год. А во дворец Ромазана на хоккей ходили компаниями. Время было такое. Сейчас люди из этих компаний до сих пор дружат между собой, и практически все, процентов 90, ходят на хоккей.

–        А что можете сказать про хоккеистов? Они какими  со временем стали?

–        Если честно, я не могу сказать про хоккеистов, потому что когда я был ребенком, с ними не встречался и не общался. Бегают, играют дядьки, а что они делают потом, меня совсем не интересовало. Мысли о том, чтобы к ним подбежать, пообщаться или сфотографироваться, не было. Когда я повзрослел, мне стало интересно фотографироваться, брать автографы  и общаться. Сейчас снова наступил такой период, когда мне это не особо интересно. Зато я собираю подписи хороших болельщиков «Металлурга» на майке. Я надеваю её исключительно на плей-офф.

–        И много подписей?

–        Штук сорок. В прошлом году Сергей Гомоляко расписался. Я спросил у него: «За «Металлург» болеешь?» – «Болею» – «Тогда распишись». Возвращаясь к вопросу о хоккеистах, я отвечу так: «Они разные бывают». Кто-то охотно после матча может с тобой сфотографироваться, расписаться, а кто-то на вытянутой руке с высоко задранным носом мимо пройдет. Помню, в Минске маленький парнишка-инвалид держал в руках альбом для автографов. И один игрок просто пролетел мимо этого мальчишки и сел в автобус. Но что порадовало, так это поведение Сергея Мозякина. Он с этим мальчиком и сфотографировался, и автограф поставил. Ещё мне очень нравится поведение Даниса Зарипова. Он вообще молодец! Всегда автографы раздает, общается.  Также могу отметить иностранцев. Они никогда не откажут во внимании.

–        Среди хоккеистов у вас есть друзья?

–        Нет. Хотя я могу с некоторыми из них хорошо общаться, но это только общение, а не дружба.

–        Игрокам подарки дарили?

–        Лично от себя – нет, а от болельщиков доводилось. Хлыстову меч дарили, Мозякину шайбы собирали.

–        Судейские майки с логотипом СКА, появившиеся в разгар финальной серии Кубка Гагарина-2017 не остались незамеченными. Чья это была идея? И где теперь эти майки?

–        Идея пришла к нашему болельщику Роману после четвертой игры в Питере. Он за несколько дней успел их подготовить. Со своей стороны я подготовил футболки про балет на фоне эмблемы КХЛ. Надев майки и футболки, мы смогли выразить наше отношение к происходившей ситуации. Сейчас майки находятся у тех болельщиков, кто надевал их на ту игру.

–        Есть арбитры, работе которых вы симпатизируете?

–        Когда я на игру прихожу, сразу смотрю, кто судит. В прошлом году главным арбитром КХЛ был Владимир Плющев. После шестой игры он у нас в городе был. Я к нему подошел пообщаться. Я попросил на седьмой матч сделать нормальное судейство. На что он ответил: «Не переживай, Буланова не будет». В финале с ЦСКА судейство в целом было хорошее. А в этом году, мягко говоря, было не совсем нормально. Свистели в тот момент, когда было выгодно. Посмотрите матчи Кубка Стэнли. Там борьба разрешена, арбитры не удаляют за силовые приемы. Хоккеисты в НХЛ знают рамки дозволенного и к любому нарушению относятся спокойно. А у нас едва ли не за каждый зацеп отправляли на скамейку штрафников. Потому хоккеисты и заводятся, не зная, где эта грань.  

–        СКА мало кому нравится…

–        В этом не виноваты ни болельщики, ни команда. Здесь вина руководства «Газпрома», они все неправильно подают. И когда мы майки сделали, я после игры понял, что допустили небольшую ошибку в надписи. Надо было на судейской майке написать «Газпром». Тогда бы это Ротенберга зацепило. А хоккеисты они такие же люди. Тоже самое и болельщики. Они тут причем?

–        Общались ли вы с болельщиками СКА на финале? Как проходило общение?

–        С питерскими болельщиками я очень хорошо пообщался. Мы обсуждали разные темы. Но сразу условились, что темы судейства не касаемся. Мы договорились обменяться майками. Они мне вышлют майку с автографами своих известных фанатов и майку с автографом Павла Дацюка. Я же им вышлю майку с подписями наших болельщиков. Они её повесят в штабе болельщиков СКА, который расположен недалеко от стадиона.

–        У них есть свой штаб?

–        Да! Там перед игрой они выдают билеты, продают атрибутику: значки (кстати, у фан-группы СКА есть свой значок), шарфы, бейсболки. Вся продукция именно для фанатов. Они делают все сами на деньги, собранные с поездок. Вот для примера, к нам на финал они летали на самолете. Стоимость билетов на самолет туда и обратно – тысяча рублей. Эти деньги пойдут на новые баннеры, буклеты и атрибутику для следующего сезона.

–        Матч-мечта, который вы хотели бы посетить, но еще не были на таком?

–        Я очень хочу слетать в Питтсбург. Есть желание посмотреть именно не матч плей-офф, а обычную встречу регулярного чемпионата. Понятно, что в плей-офф все устроено здорово, а мне рядовую игру НХЛ очень хотелось бы посмотреть. Матч с участием команд НХЛ вживую не видел ни разу. Смотрел только «Металлург» – «Рейнджерс» в Берне.

–        И как вам впечатления от игры НХЛовской команды на европейской площадке?

–        Тут даже без вариантов. «Рейнджерс» намного сильнее. Если помните, игра была 1 октября. Они вышли после отпуска. Ребята поднажали, сравняли, а потом и выиграли.

–        Сильно расстроились?

–        Очень. Мы вышли с арены в шоке от этого всего. Были настолько довольны, когда игра начиналась. Мы сидели на трибунах не с нашими фанатами, а в компании с американцами и канадцами. Иностранные болельщики показывали, что они нас сейчас сделают. И когда мы забили первые два гола, канадский дедушка развернулся к нам и извинился за то, что недооценивал наш «Металлург». А вот когда «Рейнджерс» сравнял и выиграл, этого дедушку невозможно было удержать от радости. Из него столько эмоций выплеснулось!

–        Какое самое обидное поражение «Металлург» потерпел на выезде?

–        В плей-офф 2015 года в Новосибирске. Вроде бы выходили с боевым настроем играть, но оба матча проиграли. Хотя мы были уверены, что один матч возьмем. И состав был хороший, и сама игра давалась. Ещё обидно в Уфе проигрывать, потому что там всегда бурная поддержка с нашей стороны. Один раз с этой целью один уфимский предприниматель выкупил около 50-70 мест для болельщиков «Салавата Юлаева», чтобы заглушать поддержку наших болельщиков. Это дало эффект. Нам было очень неприятно. Зато мы радовались победе над «Салаватом Юлаевым» на Рождество в рамках Евролиги.

–        Очередной хоккейный сезон начнется в Магнитогорске в августе. Чтобы вы добавили на «Арене «Металлург» для комфорта болельщиков?

–        Я могу сказать, чтобы я убрал. Я бы не пускал людей на трибуны с пивом, ведь я прихожу на хоккей с ребенком. А добавил бы больше развлечений для детей.

–        А дети ходят на хоккей в Магнитогорске?

–        Крайне мало. Детей надо вытаскивать на хоккей, заинтересовывать их. Для взрослых и так всё есть. Например, куб и бегущая строка по периметру добавили яркости трибунам и создали атмосферу праздника! Летом борта поменяют, и будет еще лучше. У нас очень хороший и уютный стадион.

–        Что говорят о нем другие болельщики?

–        Стадион им очень нравится, также как и атмосфера. У нас очень хорошие добрые и позитивные люди. Служба безопасности работает на ура, при этом нет таких жестких мер к гостевым болельщикам. Их не пропускают через автобус как в Уфе, не подвергают такой унизительной процедуре. Если у иногороднего болельщика билет в другой сектор, у нас он спокойно может зайти через другой вход, а в Уфе – не пустят. Тоже самое происходит в Казани. А в чемпионский 2007 для нас год болельщиков «Металлурга» всех чуть ли не до пояса раздевали в столице Татарстана.

–        В Европе такого нет?

–        Конечно, нет. Там все шикарно, все радостные, улыбаются. Был случай, когда меня в Риге с видеокамерой не запускали. Аккредитации нет, видеокамерой нельзя снимать. Я сказал, что приехал из Магнитогорска, тогда охранник сам пошел на хитрость, предложил мне снова зайти, но перед этим спрятать видеокамеру в карман. Так меня и пропустили.

–        А с пивом в Европе на трибуны пускают?

–        Нет. Только в Швейцарии пускают, потому что там как такового фойе нет. Ещё у них стаканчики стоят денег, а потому они нигде не валяются. После игры этот стаканчик можно сдать и получить обратно деньги. 

–        И напоследок вопрос о вашей семье. Как она относится к вашему увлечению?

–        Моя семья меня поддерживает. Иногда ходят со мной на «Арену Металлург» и даже ездят в другие города. Моя жена и старший сын очень любят хоккей. Средний сын спокойно относится к этому виду спорта. Он у меня сам спортсмен. Профессионально занимается скалолазанием. Он уже вошел в состав сборной России. Дочку тоже хоккей не сильно интересует. Но на стадион со мной ходит с удовольствием. В следующем году хочу своего младшего сына привести на Арену. Он еще ни разу не видел хоккей вживую. Надеюсь, ему понравится, дома он очень любит играть с клюшкой.    

Интервью вел Артур ИВАННИКОВ.    

Фото из личного архива Алексея ЯКУШЕВА.

Ice, 19.06.2017 18:21
     0   комментариев